МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

Кресло парковое. XIX век, вторая половина. Костромская губ, Кинешемский уезд, д. Подлужье. Металл, дерево; ковка, монтировка, окрашивание. 112х69х83 см.

Кресло парковое. XIX век, вторая половина. Костромская губ, Кинешемский уезд, д. Подлужье. Металл, дерево; ковка, монтировка, окрашивание. 112х69х83 см.

Парковое кресло А.Н. Островского

Впервые приехав в костромскую усадьбу Щелыково, Александр Николаевич Островский незамедлительно обследовал местность на предмет рыбной ловли и охоты и в дневнике подытожил: «Рыбы и дичи здесь пропасть». 

Рыбалка всегда была одним из главных увлечений в жизни А.Н. Островского. Немалое удовольствие драматургу доставляла ловля неводом на реке Мере, куда он выезжал в компании своих гостей и местных крестьян. Наловив рыбы, разводили костер, варили уху, вели неспешную беседу. Пробовал Александр Николаевич охотиться на рыбу и при помощи остроги, плавая в лодке по речке Куекше ночью, с фонарем, но, увы, не всегда возвращался с уловом: такое занятие требовало особой ловкости и сноровки.

Однако чаще всего Островский ловил на удочку, сидя на берегу Куекши либо на островке усадебного пруда в удобном парковом кресле. Изготовил его местный кузнец, умелец из соседней деревни Подлужье, «Уар сын Ефимьев», специально для драматурга, в расчете на его довольно крупное телосложение. 

Высокая слегка отогнутая назад спинка и локотники из пластин пружинящего рессорного железа, позволяли сидеть в кресле часами и при этом не уставать. Из такого же материала было выполнено и сиденье. Доказательством этому – отверстия и остатки клепок на его ободе. Не выдержавшее испытания временем сиденье позднее заменили на деревянное. Ножки из сдвоенных толстых железных прутьев обеспечивали креслу устойчивость, а круглые приплюснутые подушечки на их концах не давали увязать в сырой прибрежной земле.

Результаты рыбалки неизменно записывались в дневнике: «Ловил в омуте, поймал щуку и 3 окуней, одного большого» или «… ловили в пруду, 2 больших окуня, 2 красноперки и много мелочи». Гость Щелыкова, писатель Сергей Васильевич Максимов, отзывался об Островском как об опытном и прославленном рыболове: «У него … что ни занос уды, то и клёв рыбы – … в таком количестве при всякой ловле, что довольно было на целый ужин». 

Свои опытом драматург охотно делился с друзьями, выказывая при этом знание тонкостей рыболовного искусства. Так, в ответ на жалобу своего друга Федора Бурдина, что рыба не идет ни на какую приманку,  А.Н. Островский просит описать подробно местность и особенности реки: «… быстра вода или тиха; отлоги берега или круты; дно песчаное или иловатое; есть ли омута и перекаты … , запружена река или нет и если запружена, то далеко ли запруд» и т.п. И только после ответа на вопросы дает другу обстоятельный совет.

Наиболее ярко тема рыбалки отразилась в письмах и дневниках А.Н. Островского, а вот в драматургии, на удивление, она звучит редко. Пожалуй, лишь в одной пьесе встречается увлеченный рыбалкой герой. Это Аристарх из комедии «Горячее сердце», являющийся своего рода философом, любящий порассуждать о том, что «рыба хитра, а человек премудр». 

Тем не менее, это занятие играло определенную роль в творчестве драматурга. Пребывание на природе, в тишине и уединении, будило воображение, давало простор творческой мысли, позволяло неспешно обдумывать сюжет, рисовать образы, оттачивать детали. 

Л.А. Чернова


  • Фотогалерея