МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

А.Н. Островский и Александринский театр

Александринский театр – один из старейших театров России. Создан в 1756 году как первый профессиональный постоянный публичный государственный театр (наз. «Русский для представления трагедий и комедий театр»), первый директор – А.П. Сумароков, затем – Ф.Г. Волков. В 1832 году было построено новое театральное здание, в честь жены Николая I – Александры Федоровны театр стал называться Александринским.

Основной репертуар – водевили, мелодрама, произведения Кукольника, Полевого и др.

Пьеса А.Н. Островского «Не в свои сани не садись», была первой пьесой, поставленной на сцене Александринского театра (19 февраля 1853 года). Спустя 30 лет после этой постановки в одной из столичных газет писали: «Когда впервые появилась на сцене комедия ”Не в свои сани не садись ”, публика была не только поражена, она была ошеломлена этою простотою, этою фотографическою типичностью изображения. Появление  Островского составило эпоху, эпоху реализма на сцене».

Первое знакомство драматурга с труппой театра было не очень приятным. Репетиция первой пьесы, поставленной при его участии, не обошлось без обиды для него: один из актеров ходил за кулисами, зажав нос и повторяя под общий смех других: «Сермягой пахнет».

Директор императорских театров А.М. Гедеонов к первой постановке первой пьесы отнесся настороженно, но после ее премьеры был вынужден признать ее успех. На следующем представлении присутствовал император Николай I, впоследствии он еще раз посмотрел спектакль со всем августейшим семейством. Император высоко оценил пьесу, что позволяло драматургу надеяться на последующие постановки своих пьес на столичной сцене.

Однако, произведения Островского с трудом попадали на сцену театра. Начальник репертуарной части императорских театров П.С. Федоров не благоволил к драматургии Островского, полагая, что его пьесы не делают сборов. В одном из писем Островский писал: «Петербург решительно не хотел признавать театра из народного быта».

Но, тем не менее, Александринский театр по количеству прижизненных постановок пьес Островского (42) не уступает московскому Малому театру. Чаще всего происходило так, что на петербургских афишах за год было больше пьес Островского(14-15), чем на московских (12-13), в 17-ти случаях петербургская премьера опережала московскую – «Свои люди - сочтемся!», «Доходное место», «На всякого мудреца довольно простоты», «Бешеные деньги», «Лес», «Волки и овцы», «Бедные невесты», «Шутники» и другие.

В нескольких случаях александринская и московская премьеры совпадали. Историческая пьеса «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» прошла в Петербурге на 5 лет позже Москвы – в 18721 году. При жизни Островского в Петербурге не были поставлены «Снегурочка», «Комик XVII столетия», «Невольницы».

Самыми частыми по количеству представлений были «Гроза», «Бедность не порок», «Воспитанница», «Доходное место», «Чужом пиру похмелье», «Лес».

Прочно вошли в репертуар Александринского театра и пьесы, написанные в соавторстве с молодыми драматургами: «Женитьба Белугина», «Дикарка», «Светит, да не греет», «Василиса Мелентьева», «Блажь», «Старое по-новому».

Пьесы Островского с разным успехом шли на сцене петербургского театра. Так, «Грех да беда на кого не живет», по мнению самого драматурга, «…везде имела огромный успех, а в Петербурге, при игре Снетковой, Линской, Васильева, Самойлова и Зуброва, едва ли не больший, чем где- нибудь». Из воспоминаний П.Д.Боборыкина о постановке «Правда - хорошо, а счастье лучше»: «…в Петербурге <…> имела значительный успех…».

На сцене Александринского театра с успехом прошли «Гроза», «Свои люди – сочтемся», «Доходное место», «Василиса Мелентьева», «На всякого мудреца довольно простоты» «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский», «Козьма Захарьич Минин, Сухорук», «Воевода», снятая вскоре с репертуара как «неблагонадежная», «Бедность не порок», «Грех да беда на кого не живет», «Бедная невеста», «Без вины виноватые», «Волки и овцы», «Правда хорошо, а счастье лучше», «Трудовой хлеб» и многие другие.

Неудачными, по мнению критиков, были постановки «Горячего сердца» (1869), «Бешеных денег» (1870), «Леса» (1871), «Не все коту масленица» (1872). «Что же со мной делает петербургский театр? Какую пьесу не поставь – все как псу под хвост», – писал Островский по поводу постановки «Не было ни гроша, да вдруг алтын» 1872 г.

Островский часто бывал на представлениях своих пьес в Александринском театре, читал пьесы на труппе, бывал на репетициях, помогал исполнителям своими советами и зачастую проходил с ними роли. «К постановке приеду сам и прочитаю пьэсу артистам», – писал драматург Бурдину по окончании работы над «Бесприданницей». Традиция такой работы с актерами продолжалась довольно долгое время. Он также принимал участие в постановках своих пьес, выступая в качестве режиссера, например в «Грозе».

Утверждению драматургии Островского на петербургской сцене способствовали актеры А.Е. Мартынов, П.В. Васильев, И.Ф. Горбунов и Ф.А. Бурдин, Е.М. Левкеева,  Ю.И. Линская, М.Г. Савина, П.А. Стрепетова, М.И. Писарев, В.Н. Давыдов, К.А. Варламов и др., с которыми драматург поддерживал и личные, и творческие отношения.

С приходом в 1881 году в Александринский театр И.А. Всеволожского, который был противником пьес Островского и не скрывал своего отношения к ним, пьесы драматурга стали появляться реже. «Для меня мало утешительного, что ”Бесприданницу” дают под праздник, а на празднике ни разу… Неудача мне в Петербурге». С 1882 года «Бесприданницу» сняли с репертуара. На сцене театра с успехом шла пьеса Шпажинского «Майорша» По этому поводу драматург писал: «Что ж делать, учусь, учусь, а никак не выучусь писать таких пьес, как ”Майорша”, ”За монастырской стеной” и ”Петербургские когти”». 

Ожимкова В.В.