МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

Васильев Сергей Васильевич – представитель талантливой актерской семьи Васильевых

Васильев Сергей Васильевич (1827 – 1862), актер Малого театра. Учился в московской театральной школе, в 1844 году был принят в труппу Малого театра. Первоначально играл исключительно в водевилях и почитался молодым комиком и простаком. Комизм его, яркий и заразительный, никогда не опускался до грубости и буффонады. Даже в водевильных ролях Васильев умел находить и передавать черты жизненной правды. 
 
В водевилях русских авторов и из русской жизни («Простушка и воспитанная», «Что имеем, не храним») Васильев ярко проявил свою способность сценического бытоизображения и через них подошел к исполнению ролей в комедиях Островского, в которых развернулся его талант, и которые – прочная основа его славы. 

Истинное торжество Васильева начинается с роли Бородкина в спектакле по пьесе Островского «Не в свои сани не садись» (1853). «После одной из фраз Бородкина театр зашумел, раздались аплодисменты, в ложах и креслах замелькали белые платки», – рассказывает в своих воспоминаниях Горбунов. «Это не игра, это священнодействие», – сказал один из зрителей, верно выражая мнение театрального большинства. 

Об игре С. Васильева писали, что в роли Бородкина он «сразу показал, какой запас наблюдательности, внутреннего чувства народного юмора и колорита заключала его натура». С водворением в репертуаре Островского для Васильева начиналась блестящая пора. Таланту его была дана достойная пища. По признанию такого судьи, как Пров Садовский, Васильев был не только прекрасным Хлестаковым, но и «единственным». Начиная с комедии «Не в свои сани не садись!» ни одна пьеса Островского не ставилась без участия Сергея Васильева.

Для С. Васильева, как и для Прова Садовского, в пьесах Островского было только одно амплуа – человека правдивого характера, какую бы роль артисты не исполняли. Каждое новое исполнение раскрывало новые грани неиссякаемого, поразительно правдивого, жизненного таланта Васильева, вызывая восторг и слезы зрителей. Исключительная впечатлительность артиста, жившего переживаниями героя, делала волнующей его жизнь на сцене.

Всего в пьесах Островского С.Васильев исполнил 8 ролей: Бородкина («Не в свои сани не садись», 1853), Милашина («Бедная невеста», 1853), Лисавского («Утро молодого человека», 1853), Разлюляева («Бедность не порок», 1854), Васи («Не так живи, как хочется», 1854), Андрея Брускова («В чужом пиру похмелье», 1856), Бальзаминова («Праздничный сон – до обеда», 1857). 

16 ноября 1859 года в свой бенефис Васильев сыграл Тихона («Гроза»). Некоторые театральные критики и оставившие мемуары зрители ставят Васильева в этой роли даже выше Мартынова; во всяком случае, они оба вызывали не только смех, но и слезы. Это была его последняя роль.

В 1860 году Сергей Васильевич вынужден был уйти со сцены из-за прогрессирующей слепоты. Слепнуть он начал в 1855 году, его роли стали постепенно переходить актёру Рассказову, а последний раз на сцену вышел в роли Морковкина 27 января 1861 года, когда ему, уже слепому, был дан прощальный бенефис. Островский в застольной речи сказал, что в Васильеве «он нашел самого желанного исполнителя, одного из тех исполнителей, которые редко выпадают на долю драматических писателей, и о которых они мечтают, как о счастии».

Драматург говорил о своей творческой близости с С.В. Васильевым, обращаясь к нему со словами со словами благодарности: «С первого вашего выхода в моей первой комедии мы поняли, что нам суждено идти вместе одним путем, и мы шли, не разлучаясь до последнего времени».

17 июня 1862 года Сергей Васильевич Васильев умер, не дожив и до тридцати пяти лет. Позднее Островский говорил: «Из покойного Васильева, считавшегося водевильным актером, мое чтение, мои советы и мой репертуар сделали достойного соперника Мартынову».

Ожимкова В.В.