МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

Струйская Елена Павловна

Струйская Елена Павловна (1845-1903) – одна из основных исполнительниц молодых героинь в Александринском театре в 1860-х - начале 1870-х годов. Стройная, красивая брюнетка с приятным голосом и обаятельной улыбкой, она хоть и пользовалась успехом во многих ролях, но  злоупотребляла сентиментальным нажимом, за что ее окрестили «слезоточивой». Однако, после ухода из театра Ф.А. Снетковой и А.К. Брошель числилась в премьерах и любимицах публики. Учитывая эти обстоятельства, Е.П. Струйская могла позволить себе, подражая своему учителю Самойлову В.В., небрежное отношение к авторскому тексту. Так было, например в 1870-х гг., когда она, играя Людмилу в «Поздней любви», позволила себе изменить текст роли, нарушив психологический рисунок образа Людмилы и исказив тем самым смысл сцены в пьесе.

Мнения критиков по поводу игры Струйской в этом спектакле разошлись. По  мнению одних Струйская на премьере играла лучше, чем обычно, была «довольно проста», играла «с теплотою» и «на этот раз отрешилась от слезливости». Другие отмечали, что Струйская играла так, «как она обыкновенно играет во всех мелодрамах», т.е., по существу, не вникая в характер героини.

На одном из спектаклей «Поздней любви» присутствовал А.Н. Островский. Через десять лет Островский резко напишет о Струйской: «Она была какая-то неживая, ничего не знала, ничего не видала в жизни и потому не могла изобразить никакого типа, никакого характера и играла постоянно себя. А сама она была личность далеко не интересная. ‹…›   В газетах я прочел, что пьеса идет недурно, Струйская играет очень хорошо, но роль ее неблагодарна и в ней встречаются странные и неисполнимые психологические неверности. Я пошел посмотреть, что творится на сцене и что там изображают вместо моей пьесы, и вот что увидел: в последнем акте Струйская не обнаруживала никакой борьбы и в сцене между отцом и молодым человеком оставалась безучастной, и на слова отца: “Дитя мое, поди ко мне!” – вместо горького раздумья и короткого ответа: “Нет, я к нему пойду” – она отвечала довольно весело: “Ах, нет, милый, добрый папаса, я к нему пойду”.

В 1884 году в «3аписке по поводу проекта ” Правил о премиях императорских театров за драматические произведения ” Островский писал об актрисе Струйской: «Она не умела читать со смыслом, знаки препинания не имели для нее никакой обязательной силы. Что актриса, играющая на императорском театре первые роли, не умеет читать со смыслом, – этому, конечно, не всякий поверит, и я сам бы никогда не поверил, если б не убедился в том собственным опытом... Что бы она ни играла, водевиль или драму, ликует ли она, умирает ли на сцене, – все у нее выходило одинаково...».

А.Н.Островский сетовал на то, что актриса опошляла его образы. Тем не менее, в его пьесах кроме Людмилы сыграла Парашу («Горячее сердце»), Лидию («Бешеные деньги»), Лизу («Пучина»).  

Е.П. Струйская оставила сцену, увидев опасную соперницу в лице молодой талантливой актрисы М.Г. Савиной.

Ожимкова В.В.