МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

Линская Юлия Николаевна

Линская (урожденная Коробьина) Юлия Николаевна (1820 - 1871) – актриса Александринского театра.  В труппу театра пришла в 1841 году в возрасте более двадцати лет «с воли», т. е. не из числа воспитанников Театрального училища.  Дебютировала в главной роли «Параши Сибирячки» Н.А. Полевого. Дебют прошел успешно, и дебютантку оставили в театре, правда «на своем содержании», без жалованья.  

Сценическая карьера Линской началась не совсем удачно, т.к. по выражению А.И. Вольфа, «не попала на свое амплуа», и играла преимущественно драматические роли: «Линская, чувствовавшая сама, что драма не есть ее назначение, начала пробовать свои силы в амплуа комических старух и интриганок…».  

Неудачливая партнерша В. Каратыгина (так он сам называл актрису), она с громадным успехом выступала с Мартыновым, восхищалась его игрой, естественностью его поведения на сцене, правдой душевных переживаний. Она стремилась стать достойной его партнершей. Могла ли она тогда думать, что пройдет немного времени и зрители любовно окрестят ее «Мартынов в юбке». В этом шутливом прозвище – высокое признание ее искусства.

«У г-жи Линской талант самобытный и оригинальный, особенно поражающий естественностью, по которой она не может быть сравнена ни с кем, кроме г. Мартынова; на сцене она как будто дома, и в голосе ее часто звучат ноты, которые вдруг переносят вас в действительную жизнь, напоминая вам множество сцен и фраз, бог знает когда и где виденных и слышанных. Это признак таланта первостепенного», – писал Н.А. Некрасов в 1849 году.
 
В 1850 году по настоянию родственников  мужа актриса покинула сцену. Больше трех лет понадобилось для того, чтобы уговорить родственников разрешить ей вернуться на сцену.

Возвращение Линской в театр (1853) совпало с появлением на  сцене первых пьес А.Н. Островского, драматурга, которому суждено было определить дальнейшую творческую судьбу актрисы. Она стала выдающейся исполнительницей многих ролей в  произведениях  драматурга. 

Роль Хорьковой («Бедная невеста», 1853) была первой ролью в произведениях А.Н. Островского. «Публика приняла г-жу Линскую продолжительными рукоплесканиями, желая показать тем, как рада ее возвращению на сцену.  Г-жа Линская вполне заслуживает такого приема, не только как отличная артистка, но и как женщина, страстно любящая свое искусство», – писали «Санкт-петербургские ведомости». 

Одним из самых счастливых дней в ее жизни стало 2 декабря 1859 года. В Александринском театре состоялась премьера «Грозы». Интересные строки оставил в своих воспоминаниях П.Д.Боборыкин: «…этот бытовой образ, тон ее, вся повадка и говор убеждали вас сейчас же. Какой творческой силой обладала она, как она могла ”перевоплощаться”, потому что сама по себе была чисто петербургское дитя кулис – добродушное, веселое, наивное существо, не имеющее ничего общего со складом Кабанихи, ни с тем бытом, где родилось и распустилось роскошным букетом такое дореформенное существо». 

Создать великолепный образ Кабановой актрисе помогли воспоминания о жизни в доме мужа. Линская писала А. Н. Островскому после премьеры: «Я страшно рада за вас и за всех нас».  

«Свои люди – сочтемся!» в Александринское театре были показаны 16 января 1861 года в бенефис актрисы. «Я опять так счастлива, что приобретаю в свой бенефис такое сокровище,  благодарить Вас, мой голубчик, за это у меня нет слов, чтобы выразить вам всю мою радость. И вместе с тем общая наша просьба, просить Вас приехать к нам в Питер, как можно скорее, мой бенефис 16-го числа этого месяца. Павел Степанович Федоров затрудняется, как роли распределять. Липочка – роль назначили г-же Левкеевой, а мы все полагали, что Вы назначите г-же Прокофьевой, и это,  мне казалось, было бы лучше, у ней больше натуры и простоты… Мне Вы, конечно, назначите роль свахи, и я ее учить буду» – писала Ю. Н. Линская А. Н. Островскому накануне бенефиса.

В подготовке спектакля принимал участие Островский. Он присутствовал на премьере. «Александринский театр был постоянно полон сверху донизу, – писали “Отечественные записки”, – и это совершенно понятно: комедия… приобрела такую популярность, что театр был так же полон, если б она и не была дана в бенефис нашей талантливой артистки г-жи Линской».

Летом 1863 года, Линская, уже давно ждавшая роль Кукушкиной, писала Островскому: «Добрейший голубчик Александр Николаевич, обращаюсь к Вам заранее с просьбой о Вашей пьесе, о  ”Доходном месте”. Я сплю и вижу, чтобы мне быть такой счастливой, если бы Вы мне позволили взять ее в мой бенефис. Если она не пропущена еще комитетом или цензурой, то как хлопотать, научите, голубчик мой, что делать. Мне бы очень хотелось угостить публику этим прекрасным произведением Александра Николаевича Островского! Как я почти всегда была уже счастлива прежде, надеюсь, что Вы, добрый Александр Николаевич, не откажете мне в моей просьбе; я уверена, что если Вы только захотите, для Вас должны пропустить ее. Вас все так уважают и любят и, конечно, должны дорожить произведениями Островского, и потому смело надеюсь, что она будет пропущена, после чего Вы, мой голубчик, позволите Линской надеяться быть такой счастливой и получить в свой бенефис ее, чтобы я могла вполне назвать праздником мой бенефис, чем меня выше всего обяжете».

Как только «Доходное место» было одобрено Театрально-литературным комитетом, к Островскому обратилась Е. М. Левкеева с такой же просьбой. В конце концов, дирекция предоставила комедию для бенефиса Левкеевой, который состоялся раньше. 

Ю.Н. Линскую по траву считалась актрисой «театра Островского». С выдающимся успехом сыграла 17 ролей в пьесах драматурга. А.Н. Островский нашел в актрисе превосходную исполнительницу Василисы Перегриновны («Воспитанница»), Глумовой («На всякого мудреца довольно простоты»), Чебоксаровой («Бешеные деньги»), Афимьи («Не так живи, как хочется»), Аграфены Платоновны («В чужом пиру похмелье»), Красавиной («Праздничный сон – до обеда),   Антрыгиной «Свои собаки грызутся – чужая не приставай»),  Матрены («Горячее сердце») и др. ролей

Частная  жизнь актрисы в отличие от сценической, была не столь успешной. Вскоре после вторичного прихода актрисы в Александринский театр умер ее муж. Ей было сорок, когда на ее пути оказался 23- летний отставной подпоручик Михаил Аврамов, мечтающий об актерской карьере. Связи, знакомства были брошены на устройство его карьеры. Актером он оказался весьма средним, не на высоте были и его человеческие качества.  

Конец ее жизни был печальным. Линская умерла в 50 лет от воспаления легких, умирала  в полной нищете, и лишь вмешательство двоюродного брата первого мужа позволило избегнуть похорон за казенный счет… 

Ожимкова В.В.