МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

Выставка "Творчество династии Кноблоков"

 22 июля 2017 г.
21 июля в литературно-театральном музее открылась выставка Бориса и Андрея Кноблоков «Творчество династии художников Кноблоков».

Борис Георгиевич(1903-1984) родился в Москве в семье банковского служащего. Род Кноблоков известен в Саксонии с 1470, в России его предки обосновались в ХVIII веке. Мать Б. Кноблока— Надежда Генриховна, урожденная Симис, была дочерью состоятельного портного. В 1913 Борис поступил в гимназию, которую из-за событий Первой мировой войны и революций 1917 года окончил только в 1919. В 1920–1926 учился в частной школе-студии В.Н. Яковлева и П.М. Шухмина. В 1927–1933 служил в Красной Армии в Первой отдельной кавалерийской бригаде. В 1934–1937 был главным художником Реалистического театра, которым руководил режиссер Н.П. Охлопков. В 1938 оформил спектакль «Кочубей» А. Первенцева и Н. Охлопкова в Московском Камерном театре. В 1941–1944 Борис Кноблок— главный художник Малого театра. Работал как художник кино («Светлый путь» Г.В. Александрова, 1940). В 1948–1963 — главный художник Центрального детского театра. Оформил ряд эстрадных спектаклей и представлений, был главным художником при подготовке и проведении VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1957.

Борис Кноблок тонко и глубоко понимал актеров, подсказывал им характер, пластику и обостренные черты образа. Обладая цепкой памятью на образы и характеры людей и замечательным даром рисовальщика, он создал графические серии «Старая Москва», «Армия», «Площадной театр» и другие. Часто разрабатывая какую-либо тему, он физически не мог остановиться, создавая десятками вариант за вариантом.

Единственное о чем он всегда сожалел, так это о том, что в чаду театральной повседневности, не отпускавшей его никогда, ему не хватало времени заняться живописью для души, уехать и посидеть с этюдником, восполнить багаж впечатлений о жизни и природе. «Вот выйду на пенсию, тогда…» - мечтал он, но этого так и не случилось.

С выбором профессии у Андрея Кноблока (1938 г.) не возникло особенных трудностей. Все, что его окружало с ранних лет, подталкивало к изобразительному искусству. Небольшая домашняя галерея хороших русских художников, собранная еще дедом, с детства была перед глазами. Долгие наблюдения за тем, как отец трудится над театральными эскизами, и даже сама квартира в уютном старом доме с милой московской стариной вокруг – церквушками, особнячками, остатками усадеб, бульварчиками, что окружают Большой Каретный переулок, описанный В. Гиляровским и воспетый позднее В. Высоцким – все это настраивало на живописно-лирический лад. Видимо, в то время появилось уважение к традициям и понимание того, что всякая индивидуальность интересна лишь тогда, когда она вырастает на почве определенного пласта культуры.

Всегда с радостью и благодарностью вспоминает Андрей Борисович годы учебы в Московской средней художественной школе, которые наряду с добрым вниманием отца дали самые необходимые практические навыки первых шагов в искусстве. Навыки в профессии ученики получали от преподавателей, а теорию воспитания вкуса и гла́за бесплатно получали иногда помногу раз в день, убегая с уроков в Третьяковку.Все самое главное для профессии было получено именно в этой школе, в атмосфере творческого азарта и соревнования со сверстниками и благодаря замечательным педагогам, от которых старались взять все, что могли. 

Годы учебы в Суриковском институте промелькнули быстро и незаметно, и дали не слишком много нового. А затем произошло знаковое событие: отец ввел Андрея в театр, показал сцену изнутри, постановочные цеха, волшебные возможности света – вот это и были настоящие университеты.

Андрей Борисович вспоминает: «Театральный эскиз, также как и станковая картина – это законченное произведение, но, в отличие от последней, он имеет еще и свою дальнейшую динамичную жизнь на сцене. Картина живет в пространстве, декорация же еще и во времени... Станковая живопись труднее тем, что в ней нет длительности во времени, нет динамики света и персонажей, как в театральном эскизе. Но все это должно быть закодировано в ней иллюзорно, через темперамент мазка художника». 

Трудно сказать, что заставляет художника на протяжении жизни отказываться от устоявшегося подхода к работе и начинать все сначала, разрабатывая новый. Новый опыт, накапливаясь все больше и больше, прорывается в качественный иной период творчества. Но время проходит, и найденный стиль уже кажется невыразительным. Как правило, это время освоения новой техники. Приходит иная манера, иной стиль, иная тема. Творческая жизнь течет неровно, с убыстрениями и замедлениями, многолетними топтаниями на месте, рывками вперед и шагами назад.

Сейчас, когда большая часть пути уже пройдена, Андрей Борисович говорит, что свою судьбу художника считает удачной. Андрей Борисович почти всегда делал то, что хотел и в театре, где темы и сюжеты выбирали его, и в посттеатральный период, в станковой живописи, где сюжеты и образы уже более свободно выбирал он сам. Лучшие работы, как известно, еще не написаны…

Выставка будет открыта до 5 сентября. 
Вход свободный.

  • Фотогалерея