МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

А.Н. Островский и Н.А. Некрасов

 Некрасов Николай Алексеевич (1821-1877) – поэт, прозаик, драматург, критик, редактор журналов «Современник» (1847-1866) и «Отечественные записки» (1868-1877).

Некрасов и Островский познакомились в начале1850 года во время одного из чтений комедии «Банкрут» в Петербурге, и тогда же в «Современнике» №2 появилась заметка Некрасова: «А.Н. Островский написал комедию ”Банкрут” (эту комедию мы читали; она очень хороша». Друг Некрасова И.И. Панаев, по воспоминаниям В. Соллогуба, «ходил как помешанный на другой день после чтения комедии Островского ”Свои люди – сочтемся!”, прокричал об этой комедии во всех салонах и устроил у себя вечер чтения ее». Эта пьеса принесла Островскому большой успех.

Некрасов заинтересовался автором, хлопотал пригласить его в сотрудники «Современника». Пройдет немало времени, прежде, чем драматург примет приглашение издателя и редактора журнала. Произойдет это лишь в 1856 году. Некрасов был очень рад, что привлек в свой журнал «Колумба Замоскворечья», как тогда литераторы называли Островского. 

На протяжении более 20 лет Островский и Некрасов находились в тесных дружеских и творческих отношениях. Встречались они не так часто: Некрасов жил в Петербурге, Островский – в Москве. Но в каждый свой приезд в Петербург Островский обязательно навещал Некрасова. «Я узнал, что Вы приехали. Самое удобное время видеться нам, полагаю, в обеденные часы. Сделайте одолжение, приезжайте ко мне обедать в четверг или пятницу, и если хотите прочесть Вашу новую комедию, то пригласите, кого желаете. Приглашу Салтыкова (Щедрина) и Елисеева».

Некрасов был горячим поклонником таланта Островского, не сомневался в его нераскрытых богатых возможностях. «Вы наш богатырь, и я знаю и верю, что Вы еще нам покажете великую силу», – писал он в марте 1864 года.

Некрасов внимательно читал каждую новую пьесу драматурга и почти всегда сообщал ему свое мнение о ней. «Комедию Вашу получил. Мы с Добролюбовым ее прочли и нашли, что она в своем роде великолепна, – то есть вполне достойна Вашего дарования», – сообщает он Островскому о комедии «Старый друг лучше новых двух». В свою очередь поэт тоже дорожил мнением драматурга о своих произведениях: «Напишите мне словечко о ”Морозе”, если он того стоит».

Некрасов интересовался не только творчеством Островского, но и его настроением и состоянием здоровья. В марте 1864 года, получив грустное письмо от Островского с жалобами на здоровье и угасание таланта, он постарался подбодрить драматурга: «Что Вы там толкуете о своем увядании? Это случайная болезнь на Вас хандру нагнала».

В роли утешителя не раз выступал и Островский: «Дорогой мой Николай Алексеевич, зачем Вы пугаете людей, любящих Вас! Как Вам умирать. С кем же тогда мне идти в литературе?».

После закрытия «Современника» в 1866 году, где Островский в течение 10 лет печатал свои произведения, Некрасов задумал издавать Альманах и пригласил Островского принять в нем участие. С этой целью драматург приезжал к Некрасову в его усадьбу «Карабиха»: «Я ездил недаром и успел сделать хорошее дело с Некрасовым, у которого пробыл два дня. Он к зиме издает большой сборник и обещает взять у меня мою пьесу и перевод итальянской комедии».

В 1867 году Некрасов берет в свои руки новый журнал «Отечественные записки» и приглашает для участия в нем Островского. С этого времени драматург неизменно печатал свои пьесы в журнале Некрасова, ими по традиции открывался новый журнальный год.

Некрасов и Островский видели друг в друге не только соратника по перу, но и доброго и отзывчивого товарища, готового прийти на помощь. Некрасов выступал ходатаем по литературным и театральным делам Островского, добиваясь постановки «За чем пойдешь, то и найдешь» («Женитьба Бальзаминова»), обращался в дирекцию императорских театров с просьбой о назначении драматургу пенсии (пенсия драматургу была назначена только в 1884 году).

Но не все в отношениях Некрасова и Островского было гладко и безоблачно. Социальная острота и связанный с нею радикализм общественных воззрений Некрасова расходился с благодатностью и терпимостью Островского. На этой почве в оценке «Снегурочки» между ними произошла размолвка, которая могла иметь неприятные для обоих последствия, поскольку нашлись люди, которые были рады этому и старались разжечь конфликт (Г. Данилевский). 

Взяв «Снегурочку» из «Отечественных записок», Островский не ушел из журнала: «Что же касается до будущих моих произведений, то я не нахожу никакой причины удаляться от журнала, которому я вполне глубоко сочувствую…». Отношения между писателями вскоре восстановились, но прежней теплоты уже не стало.

Тревогу Островского вызвало известие о тяжелой болезни Некрасова. Возвращаясь из Крыма, куда ездил лечиться, Некрасов остановился в Москве и попросил Островского навестить его: «Многоуважаемый Александр Николаевич, поехать к Вам не могу, потому что почти без ног. Очень желал бы повидаться с Вами; пожалуйста, заезжайте Тверская, гостиница ”Франция”. Днем лучше, чем вечером: вечером меня ломает». Это было последнее письмо поэта к драматургу.

В декабре 1877 года, за две недели до смерти Некрасова, Островский приезжал в Петербург, но Некрасов был настолько плох, что уже никого не принимал. 27 декабря Некрасов скончался.

После смерти Некрасова произведения драматурга продолжали регулярно появляться на страницах «Отечественных записок». Свою последнюю пьесу драматург вынужден был печатать в другом журнале. «Отечественные записки» были уже закрыты.

Ожимкова В.В.