МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

Провинциальный актёр К.В. Загорский – один из прототипов героя комедии «Лес» Аркашки Счастливцева

Уже современники драматурга соотносили героя комедии «Лес» с личностью Загорского. 

Процитированные в одной из предыдущих публикаций строки о мытарствах актера, живущего в сыром подвале, «впроголодь, зябнувшего в холодном пальто, тщательно сберегавшего в узелке «гардеробчик» из сюртучка и пары рубашек»1 заставляют вспомнить Аркашку Счастливцева. 

О том, что Константин Васильевич послужил прототипом комика, говорил и актер М.И. Писарев. Вероятно, какие-то черты характера Загорского, обстоятельства его жизни послужили материалом и при создании образов Шмаги и Робинзона. В книге, посвященной юбилею театра им. А.С. Суворина, есть следующие слова: «Тысячи житейских неудач симпатичного, но слабого духом К.В. дали драматургу много штрихов для зарисованных им фигур артистов провинциальной сцены».2  

Кстати, и сам Загорский прибегает в своих письмах к цитированию одного из персонажей пьесы «Лес», правда, не комика, а трагика. Посылая из Иркутска в 1882 году подарок Островскому, актёр добавляет в письме: «Позвольте мне, как Несчастливцеву, напомнить о своём существовании, вместо чёток екатеринбургских предложить вам китайскую трубку и кисет, потому что живу по соседству с этой империей».3

Конечно, образ комика собирательный. Но всё-таки имеет смысл отметить черты, роднящие К.В. Загорского с образом Аркашки Счастливцева. Это, безусловно, и комическое амплуа, и лёгкий характер, позволяющий не унывать при неожиданных поворотах судьбы. «Человек большого остроумия, весельчак», обладающий «недюжинным юмором», «остроумный, талантливый рассказчик» – вот эпитеты, которыми наделяли актёра современники. Находясь в отчаянном положении, Загорский и тогда сохраняет чувство юмора: «Платье моё такое, особенно мой плащ, что если накрыть им медведя, то он замёрзнет от холода».4

Комик Счастливцев чуть не наложил на себя руки от тоскливой жизни у родных. Как и Аркашка, Загорский неспособен к однообразной оседлой жизни. «Думаю, до Фоминой пожить в Москве, а там полечу. Куда? не знаю, но, что полечу, это верно»5 или ««В Москве я ужасно соскучился, хочу проветриться, повояжировать»,6 – эти слова очень верно передают непоседливый характер актёра. 

Мечтая о привольной деревенской жизни в деревне, актёр, однако, довольно быстро пресыщается ею, и по возвращении от Островского сообщает А.И. Шуберт: «…природа подействовала на меня так благотворно, что при слове «природа» я начал огрызаться и, если бы побыл подольше, то … стал бы кусаться и пришлось носить при себе намордник».7 

Роднит их и некоторое сходство творческих судеб. Путь Счастливцева – от любовника до суфлёра, а в труппе, которую намеревается создать трагик, он готов быть и кассиром. Константин Васильевич, удачно начавший свой творческий путь, пользовавшийся успехом на провинциальной сцене, заканчивает его актёром на выходные роли. 

Но К.В. Загорский, в отличие, от Аркашки, тем более от Шмаги и Робинзона, человек, наделённый чувством собственного достоинства. Обращаясь к актёру и режиссёру А.П. Ленскому с просьбой о помощи, он подчёркивает, как тяжело писать подобные письма. 

Константину Васильевичу был присущ кодекс актёрской чести: он не соглашается играть в Риге у антрепренёра, набравшего плохую труппу. «… я счёл удобным не играть в этой труппе, потому не хочется, чтоб в первый раз русский театр провалился в Риге»,8 – объясняет своё решение актёр.

Зная, как трудно порой бывает для актёра получить место, Загорский всячески содействует в этом другим актёрам. В его письмах то и дело встречаются сообщения о вакантном амплуа в том или ином театре, обещания поговорить об ищущих места актёрах с Островским, порекомендовать их знакомым антрепренёрам. 

В библиотечке Счастливцева две драмы, «а то всё водевили». Загорский любил читать, проявлял интерес к литературным новинкам и событиям театральной жизни. В одном из писем он сообщает А.И. Шуберт: «…я было чуть не умер со скуки, если бы не записался в библиотеку, и читаю книги запоем».9 Спешит поделиться с драматургом новостью отечественной литературы, посылая ему сочиненье некого автора. Сообщая Шуберт о переводе «Грозы» на французский язык и намерении драматурга переделать её в переводе для постановки в Париже, сожалеет, что не знает французского и не может прочитать перевода. 

Счастливцев – человек одинокий, не обременённый семейными обязанностями. Константин Васильевич неоднократно упоминает в письмах о том, что должен содержать семью из четырёх человек. В некрологе отмечалось, что актёр был «добрым семьянином», высылающим половину своего жалованья семье. 

Играл ли Загорский Счастливцева, прообразом которого он в некоторой степени явился? Увы, дать утвердительный ответ на этот вопрос пока нет оснований. 

В финале пьесы «Лес» Несчастливцев протягивает руку Аркашке со словами «Дай руку, товарищ». А.Н. Островский подчёркивает тем самым их равенство: оба они служат театру независимо от степени таланта, заслуг, амплуа. Несомненно, эти слова могли сказать К.В. Загорскому многие известные актёры, бывшие свидетелями его искренней, бескорыстной любви к искусству театра. 

Чернова Л.А.

_______________________________________________________________________________________________________

Театр и искусство. 1898. № 43. С. 765.
Двадцатилетие театра им. А.С. Суворина (Бывш. театр Литературно-художественного О-ва). 1895-1915. Сост. Н. Долгов. Петроград, 1915. С. 94.
ГЦТМ. Ф. 200, ед. хр. 785, № 67808. Л. 1. Письмо К.В. Загорского к А.Н. Островскому от 3 января 1882 г.
ГЦТМ. Ф. 142, ед. хр. 588, № 17818, л. 2. Письмо К.В. Загорского к А.П. Ленскому [1889].
ГЦТМ. Ф. 311, ед. хр. 236, № 70086. Л. 2. Письмо К.В. Загорского к А.И. Шуберт  от 17 марта 1873 г.
ГЦТМ. Ф. 311, ед. хр. 241, № 70094. Л. 1. Письмо К.В. Загорского к А.И. Шуберт от 6 апреля 1873 г.
ГЦТМ. Ф. 311, ед. хр. 249, № 70095. Л. 1. Письмо К.В. Загорского к А.И. Шуберт [2-я пол. августа 1874 г.].
ГЦТМ. Ф. 200, ед. хр. 778, № 82222. Л. 1. Письмо К.В. Загорского к А.Н. Островскому от 26 марта [1873 г.].
ГЦТМ. Ф. 311, ед. хр. 236, № 70086. Л. 2. Письмо К.В. Загорского к А.И. Шуберт от 17 марта 1873 г.