МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

А.Н. Островский и Л.Н. Толстой

Знакомство Толстого и Островского относится к началу 1856 года, когда оба писателя стали сотрудниками журнала «Современник». Именно тогда  на «генеральном обеде», устроенном Н.А.Некрасовым, они и увиделись впервые. 

Двадцативосьмилетний Толстой, с усиками, упрямым взглядом из-под нависших, насупленных бровей, в мундире артиллерийского офицера, был неразговорчив. Островский знал, что Толстой был в осажденном Севастополе, и ему казалось, что, глядя на собравшихся, Толстой как будто примеривался: как повели бы себя братья-писатели на том бастионе, где он был, годен ли кто из них в дело?

К этому времени они оба были уже знакомы с творчеством друг друга. Еще до знакомства с Островским Тургенев часто читает его пьесу «Не так живи, как хочется» своим друзьям. «Генеральный обед» закончился тем, что договорились по предложению Л.Н. Толстого на следующий день сфотографироваться у С.Л. Левицкого. Островский подарил Толстому свою фотографию, Толстой отдарил его своим портретом. 

С этого петербургского знакомства они были друг с другом на «ты»,  что для Толстого было редкостью.  Они сошлись как-то сразу, может быть оттого, что Толстой, критичный к людям искусства, не увидел в Островском того, что видел в других – искательства в выгодном мнении. В конце 1856 года Толстой посетил Островского в его московской квартире. Островский заканчивал в это время работу над «Доходным местом», и Толстой, узнав об этом, заинтересовался содержанием пьесы, ее героями. О «Доходном месте» Толстой высказался как о замечательном произведении, но считает пьесу слишком сатиричной.

Их отношения остаются теплыми и искренними и после того,  как Толстой покинул «Современник». Они по-прежнему интересуются творчеством друг друга.  

Островский высоко оценил произведения Толстого, особенно -  «Метель», «Два гусара», «Поликуша». Толстой же называл Островского «гениальным драматическим писателем», хотя не все пьесы драматурга были ему по душе. «Мотивы все старые, воззрение мелкое. Правдивым оказывается иногородний купец, но талантливо очень и отделано славно», - таков отзыв Толстого о пьесе «Праздничный сон до обеда». «Никогда не испытывал более сильного и ни одной фальшивой нотой не нарушенного впечатления», - отозвался он о пьесе «Грех да беда на кого не живет» после премьеры в Малом театре. 

«Гроза» и «Козьма Захарьич Минин, Сухорук» вызвали отрицательную оценку его, особенно «Гроза»: «Плачевное сочинение, а будет иметь успех». Толстой и в дальнейшем не изменил своего отношения к пьесе. Также не принял он и «Горячее сердце», и «На всякого мудреца довольно простоты». От  пьесы «Шутники» был в восторге.

Отношения А.Н. Островского и Л.Н. Толстого были простыми и искренними, но не скрывают своего неприятия некоторых черт характера или поступков другого. В конце 1857 года после слушания «в публике» «Доходного места» Толстой в письме к Островскому снова отмечает «фальшивые места» в комедии и заканчивает письмо так: «Мне на душе было сказать тебе это. Ежели ты за это рассердишься, тем хуже для тебя, а я никогда не перестану любить тебя и как автора и как человека». Островский не рассердился. Дружинин назвал Островского и Толстого «Здравомысл и Добросерд». 

Поводом к охлаждению отношений послужила комедия Толстого «Зараженное семейство». Автору она казалась современной, и  он хотел видеть ее как в печати, так и на сцене. Толстой прочитал пьесу Островскому, который посоветовал либо ее сжечь, либо спрятать далеко и забыть о ней. Толстой, считая Островского знатоком в драматическом и театральном деле, прислушался к словам драматурга, но прежней дружбы между ними уже не было. «С тех пор у нас прекратились все отношения. Мы с ним не знакомы. При встрече он едва кланяется мне», - говорил Островский С.Н. Худекову.  Они не встречались, но продолжали следить за творчеством друг друга.

С 1880 года они возобновили свои отношения, хотя встречи их были довольно редкими.  Прежней теплоты уже не было, но в их отношениях сохранилась прямота. Например, когда в 1880 году Толстой принес Островскому свои философские произведения и Евангелие, тот   ужаснулся: «…ты романами и повестями велик, оставайся романистом, если утомился – отдохни, на что ты взялся умы мутить, это к хорошему не приведет». В дальнейшем Толстой не раз обращался к Островскому с просьбой о перепечатке его произведений в издании «Посредник». 

И после смерти Островского Толстой не раз обращался к творчеству драматурга, восхищаясь языком действующих лиц. Самой любимой пьесой для Толстого была и навсегда   осталась «Не так живи, как хочется».

Все творчество Островского Толстой делит на два периода – подъема и упадка. В первом периоде он высоко ценил «Свои люди – сочтемся!». Перелом, по мнению Толстого, наступил, когда Островский задумал писать «Доходное место» в угоду либеральной публике.

Известно, что Толстой иронизировал, говоря, чтоОстровский увлекся писанием проектов, записок. «Помню, в последнее время пришел к нему, он после болезни, с коротко остриженной головой, в клеенчатой куртке, пишет проект русского театра. Это была его слабая сторона – придать себе большое значение:  ”я ”, ”я”», - так передает один из современников разговор Толстого об Островском.

Тем не менее, Толстой с симпатией относился к личности Островского: «Он мне нравился своей простотой, русским складом жизни, серьезностью и большим дарованием. Он был самобытным, оригинальным человеком, ни у кого не заискивал, даже в литературном мире».

Ожимкова В.В.

Подробнее см.:
А.Н. Островский. Энциклопедия / гл. ред. и сост. И.А. Овчинина – Кострома: Костромаиздат; Шуя: Изд-во ФГБОУ ВПО «ШГПУ», 2012, С. 340-343.