МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

А.Н. Островский и А.Д. Мысовская

Мысовская Анна Дмитриевна (1836–1912) была даровитой журналисткой, человеком образованным и активным. Её «бойкие» стихи, басни, фельетоны в «Нижегородском листке», в газете «Волгарь», в журнале «Пантеон», в других столичных и местных изданиях писались чаще всего на злобу дня и вызывали живой отклик. И все-таки она была преимущественно «газетным» поэтом.

Лев Толстой, к которому Мысовская обращалась за советом, о чем писать, на ее письмо не ответил, не ответил и Н.А. Некрасов. В начале 1885 года Мысовская обратилась к А.Н. Островскому за одобрением написанного ею для Нижегородского театра оперного либретто по его сказке «Снегурочка». К тексту либретто было приложено несколько стихотворений.

Островский, в отличие от Л.Толстого и Некрасова, принял в судьбе писательницы живейшее участие. Его ответное письмо окрылило провинциальную поэтессу: «Все присланные Вами стихи хороши и, за весьма малыми исключениями, бойки и правильны. Что же касается ”Снегурочки”, то Ваше либретто просто прелесть».

Поощрительные слова Островского в его письмах Мысовской (за год общения он прислал ей 24 письма), свидетельствуют, скорее, об удивительной чуткости драматурга к начинающим писателям, о его доброте, терпении и такте, чем о таланте писательницы. «Вы превосходно пишите стихи: после смерти графа А. Толстого никто не владеет русским стихом, как Вы»; «Жаль только, что Вы даром тратите Ваше прекрасное дарование, для него можно найти лучшее употребление».

«Говоря по правде, у меня есть талант – но талант переводчика», – писала Мысовская. Островский поощрял ее занятия переводами. Деятельность Мысовской на поприще художественных переводов оказалась успешной. Она переводила пьесы Бонвиля, Мольера, стихи Альфреда де Мюссе. Комедия Бонвиля «Жена Сократа», переведенная ею, была поставлена на сцене Малого театра и на сценах частных театров.

О ее переводе комедии Мольера Островский писал ей: «Еще очень меня интересует Ваш перевод ”Брак поневоле”. Что стихи хороши, в этом я не сомневаюсь; но если он верен подлиннику, это откроет для меня самые заманчивые перспективы. Мы с Вами переведем все пьесы Мольера, – вы стихотворные, а я прозаические, и издадим роскошнейшим образом. Этим мы с Вами поставим себе памятник навеки». Планам этим не суждено было сбыться.

В декабре 1885 года состоялась их личная встреча. Занимаясь переводом «Белой розы» (английский вариант русского «Аленького цветочка») Анна Дмитриевна приезжала к Островскому в Москву. Она вспоминала: «Он очень много занимался этой феерией… Несмотря на нездоровье, ужасную погоду и хлопоты по вступлению в должность, просиживал у меня целые часы, объясняя правила сценических условий и чего я должна держаться при переделке и сочинении всех феерий».

В ожидании официального вступления в должность заведующего репертуарной частью московских императорских театров, Островский предложил Мысовской сотрудничество, желая привлечь ее к работе над вещами легкого репертуара для «праздничных спектаклей». 

7 мая 1886 года Островский писал Мысовской: «В Щелыкове я буду не ранее 20-х чисел мая, а в Нижнем мне надо быть в конце июля или начале августа; удержать меня может только болезнь». Поездка эта не состоялась, в начале июня драматург умер.

После смерти Островского А.Д. Мысовская продолжала писать стихи, занималась переводами, сбором краеведческого материала.

Ожимкова В.В.