МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

Отзывы современников об Островском

За свою почти сорокалетнюю жизнь в искусстве А. Н. Островский встречался со многими людьми: известные писатели, длинная вереница актеров от великого Щепкина и Прова Садовского до безвестного провинциального актера на вторые и третьи роли. Были и друзья среди них, были и идейные противники, были и просто недоброхоты. И каждый оставил свой след в жизни великого драматурга, и сам Александр Николаевич в жизни каждого из них прошел заметным, а то и замечательным явлением. Многие из них оставили свои воспоминания о встречах с А. Н. Островским.

Н.В. Рыкалова: «Труппа его очень любила. Александр Николаевич был необыкновенно ласков и обходителен со всеми. При царившем тогда крепостном режиме, когда артистам начальство говорило ”ты”, когда среди труппы большая ее часть была из крепостных, обхождение Островского казалось всем каким-то откровением».

Н.А. Кропачев: «Он одинаково ценил, защищал интересы артистов и должную дань признательности платил по заслугам. Он внимательно выслушивал каждого, но наушников не терпел; к советам, иногда даже полезным, относился осторожно. Вообще, во всех своих действиях Островский проявлял крайнюю осмотрительность».

Н.В. Берг: «Слава Островского как драматического писателя родилась и выросла в один день».

А.Я. Панаева (Головачева): «Островский читал свои пьесы с удивительным мастерством: каждое лицо в пиесе – мужское или женское – рельефно выделялось, и, слушая его чтение, казалось, что перед слушателями разыгрывают свои роли отличные артисты».

Н. А. Добролюбов: «Все признали в Островском замечательный талант, и вследствие того всем критикам хотелось видеть в нем поборника и проводника тех убеждений, которыми сами они были проникнуты». 

Л. Новский: «Склад ума чисто русский, можно сказать, народный, метко и глубоко понимавший истую, характерную сущность вещи». 

И. А. Гончаров: «Литературе Вы принесли в дар целую библиотеку художественных произведений, для сцены создали свой особый мир. Вы один достроили здание, в основание которого положили краеугольные камни Фонвизин, Грибоедов, Гоголь. Но только после Вас мы, русские, можем с гордостью сказать: "У нас есть свой русский, национальный театр". Он, по справедливости, должен называться: "Театр Островского"».

 А.Р. Кугель: «Зачем лгут, что Островский "устарел"? Для кого? Для огромного множества Островский еще вполне нов, - мало того, вполне современен, а для тех, кто изыскан, ищет все нового и усложненного, Островский прекрасен, как освежающий родник, из которого напьешься, из которого умоешься, у которого отдохнешь – и вновь пустишься в дорогу».

Ф. А. Бурдин вспоминает, что Островский «считал себя счастливым», когда мог «подать руку помощи молодому таланту».

С.В. Максимов: «Чуждый всяческих интриг и зависти и забавляясь театральными сплетнями, как веселым развлечением в досужие часы и в приятельской компании, Островский верил своему призванию столь твердо, что на нападки предпочитал отвечать действием, а не словами».

П. М. Невежин: «Перед нами во весь рост стоит общественный деятель, которым гордиться должна страна и имя которого, на вечные времена, станет синонимом справедливости, гуманности и борьбы за свободу».

Н.А. Кропачев: «Назначение Александра Николаевича на ответственный пост заведующего художественной частию и школой московских казенных театров было дружно и радостно приветствовано и печатью, и московским обществом, и вообще всеми ценителями сценического искусства, кто хотя бы мало-мальски был знаком с именем Островского»

Д.В. Аверкиев: «Заслуга его перед московским театром велика, и именно в том, что, благодаря его настояниям и ходатайствам, московские театры получили самостоятельное бытие».

Ожимкова В.В.