МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

Н.Д. Телешов "Всё проходит". Изд. "Никитинские субботники"

Книга Николая Дмитриевича Телешова «Все проходит» – это воспоминания, которые живо восстанавливают перед нами наряду с литературной и бытовой историю общественно-политических отношений Москвы конца XIX - начала XX века. В мемуарах автор рассказывает о встречах со многими замечательными людьми, дает их общественные и бытовые характеристики. 

Телешову довелось прожить большую и интересную жизнь. Его юношеские годы совпали с деятельностью таких корифеев слова, как Иван Сергеевич Тургенев, Николай Гаврилович Чернышевский, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, Федор Михайлович Достоевский; он был современником Льва Николаевича Толстого, Александра Николаевича Островского, другом Антона Павловича Чехова и Максима Горького. Многое из того, что мы знаем о писателях той эпохи, почерпнуто из книг Николая Дмитриевича Телешова.

На глазах Ивана Дмитриевича совершались грандиозные перемены в жизни страны, неузнаваемо менялся и сам облик Москвы. Старый писатель, чувствуя свою моральную ответственность перед славными именами, ушедшими в прошлое, не мог не рассказать о них молодому поколению. 

Воссоздавая облик Антона Павловича Чехова, писатель подчеркивал чеховскую простоту и непосредственное личное обаяние его натуры. 

С глубокой благодарностью вспоминает Телешов о той роли, которую сыграл Чехов в его жизни, посоветовав ему не «сидеть в четырех стенах и вытягивать из себя свои произведения», а поехать куда-нибудь далеко, «верст за тысячу, за две, за три». Телешов так и поступил, отправившись в путешествие по Западной Сибири. В результате этого путешествия появившиеся рассказы вошли в сборники «На тройках», «За Урал», «По Сибири», «Переселенцы». 

«Несмотря на болезнь, Чехов любил всякие шутки, пустячки, приятельские прозвища, и вообще охотник был посмеяться». По воспоминаниям Телешова, Чехов всех своих гостей любил угощать горячей картошкой «в мундире».

Рассказывает Николай Дмитриевич и о последней встрече с больным другом. С большой душевной болью и сожалением, Телешов описывал эту встречу: «Тяжело было глядеть в его глаза, в которых отражалась тихая сознательная покорность», «Я боялся заговорить в эти минуты полным голосом, боялся зашуметь сапогами. Нужна была какая-то нежная тишина, нужно было с открытой душой принять те немногие слова, которые были, несомненно, для меня последними и исходили от чистого и прекрасного – чеховского сердца». 

В главе «Первые знакомства» автор вспоминал о Николае Александровиче Соловьеве-Несмелове, авторе биографии поэта Сурикова и многих народных рассказов, о «Тихомировском кружке», о Владимире Алексеевиче Гиляровском, человеке разнообразных качеств (газетный репортер, поэт, автор фельетонов, актер на провинциальной  сцене).

В жизни Николая Дмитриевича большое место занимал организованный и созданный им в 1899 году кружок «Среда». Автор с особым чувством ностальгии писал, почему возникла необходимость в новом объединении, как происходило зарождение нового кружка, кто были его члены, в чем состояла работа кружка и как он развивался. Телешов дал большое количество характеристик участников «Среды».

Значительное место в мемуарах Телешов отводит воспоминаниям о театральной жизни столицы. Он с глубоким уважением говорил о великих актерах и актрисах Малого театра – Сергее Васильевиче Шумском, Иване Васильевиче Самарине, Марии Николаевне Ермоловой и Гликерии Николаевне Федотовой, об их большом мастерстве и о той школе, какой явился для молодежи тех лет Малый театр.

Николай Дмитриевич рассказал о встрече с Гликерией Николаевной Федотовой, которую навестил незадолго до ее смерти и об их состоявшемся душевном, откровенном разговоре. 

Гликерия Николаевна вспоминала, как совсем юной девушкой, только, что вышедшей из театрального училища, играла первую ответственную роль – Катерину в «Грозе» А.Н Островского. «Тоска, стремления Катерины, ее греховные помыслы, ужас совершившегося и гнет окружающих – инстинктивно все это я чувствовала, но передать не умела».

Телешов развеял мнение публики о том, что Федотова и Ермолова соперницы. «Им приписывалась непримиримая рознь, борьба и почти вражда. Их считали и в жизни и на сцене вроде двух королев из «Марии Стюарт». И даже публика длительное время делилась на два лагеря: федотовцев и ермоловцев». По словам самой Гликерии Николаевны: «На самом же деле, в жизни мы были все время друзьями, самыми близкими. Отношения наши были всегда самые сердечные, дружеские…»

В Малом театре Николай Дмитриевич видел и Александра Николаевича Островского, который присутствовал на спектаклях, его часто вызывали зрители на сцену в качестве автора.

«Все проходит» – это рассказы не обо всем, с чем в жизни встречался писатель, а о главном, существенном. При этом автор оставляет в тени себя, стараясь писать лишь о том, каковы были люди, которых он близко знал и любил. Это качество его мемуаров в значительной степени отличает от множества других произведений этого жанра, представляющих собой скорее обширные автобиографии, где воспоминания даются только попутно. 

Важно отметить, что в своих мемуарах Телешов избегает «черной краски», бытовых анекдотов из жизни знаменитостей, всегда так привлекавших мемуаристов. Он стремится не к точному бытовому портрету, а к созданию образа человека, отбрасывая все, что было в его облике случайным. 

Воспоминания о замечательных людях Телешов выделил в отдельные главы, так что книга строится по тематическому принципу. Писатель спокойно повествует о минувшем, как бы беседуя с современным читателем. Книга с одинаковым интересом читается и ученым-литературоведом или искусствоведом, и историком, и рядовым читателем.

Стрелинская С.Н.