МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

Мемориальные предметы. Музейные реликвии – свидетели увлечений А.Н. Островского

Мемориальные предметы оказывают на посетителей музея особое эмоциональное воздействие. При их восприятии возникает чувство сопричастности миру человека, которому они принадлежали, происходит знакомство с его образом жизни, привычками, вкусами, интересами.

Многие современники А.Н. Островского вспоминали о его любви к пасьянсам. Один из них упоминает, что на письменном столе драматурга всегда лежали для этого «две колоды подержанных карт» [1]. 

«Надо освежить голову: потруднее какой-нибудь пасьянс разложить», – так, по свидетельству писателя Сергея Васильевича Максимова, говорил Островский, желая отдохнуть от напряженного труда по отделке пьес. Чтобы сосредоточиться перед работой, он также прибегал к этому занятию и знал очень много «тех и других способов подбора карт» [2].

Что касается игры в карты, то сам драматург ею никогда особенно не увлекался, но, желая развлечь гостей, составлял им компанию. В его письмах и воспоминаниях друзей и знакомых встречаются названия таких игр, как винт, преферанс, сибирка. В игре в винт Александру Николаевичу частенько не везло, и, отдавая проигрыш противникам, Островский восклицал: «Боже мой! Что это такое?.. Как я хорошо играю и … как при этом несчастно. Удивительно, необъяснимо, ужасно!» [3].

В усадебном доме драматурга в Щелыкове сохранилось два ломберных стола, которые и представлены в экспозиции, один – в столовой, другой – в кабинете. Название ломберного стола происходит от карточной игры ломбер. Прямоугольная столешница такого стола, раскладываясь, превращалась в квадратную, открывая игровое поле, затянутое зеленым сукном. На сукне мелом записывались ставки, делались подсчеты. Цифры стирались потом специальными щеточками. 

Особенно выразителен стол в кабинете. Внучка драматурга Мария Михайловна Шателен вспоминала, что он там всегда и стоял. Края столешницы и подстолья фигурные, ножки типа «кабриоль» изящно выгнуты и украшены резьбой вверху и внизу. Стол облицован шпоном красного дерева и ореха, цвет которого хорошо оттеняется полировкой.

Как всякий творческий человек Александр Николаевич отличался наблюдательностью, которая проявлялась в любой ситуации. Знакомый драматурга Владимир Михайлович Минорский заметил, что во время карточной игры Островский внимательно следил «за всем окружающим, и все его наблюдения с необычайной яркостью и точностью запечатлевались в его памяти…» [4]. Подмеченные манеры, особенности поведения, интонации, – все до поры до времени складывалось в творческую копилку, превращаясь позднее в яркие образные штрихи в характеристике того или иного героя. 

На фото: Стол ломберный. Россия, XIX век.

Чернова Л.А.

____________________________________________________________________________________________________________

[1] А.Н. Островский в воспоминаниях современников / под общ. ред. В.В. Григоренко и др. – М.: Худ. литература, 1966. С. 227.
[2] Там же, с. 97.
[3] Там же, с. 361.
[4] Там же, с. 311.