МузейФедеральное государственное бюджетное учреждение культуры "Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского "Щелыково"

К.Ф. Вальц "Шестьдесят пять лет в театре". Изд. "ACADEMIA". Ленинград, 1928

Книга «Шестьдесят пять лет в театре» – это воспоминания Карла Федоровича Вальца, декоратора Московского Большого театра, отражающие театральный мир второй половины XIX–начала ХХ века. Карл Федорович, проработавший всю жизнь в театре, вспоминал о постановках, антрепризах, театральном быте, об артистах оперы, балета и драмы, о режиссерах, балетмейстерах, композиторах, театральном руководстве.

В коллекции «Редкая книга» хранится первое издание воспоминаний К.Ф. Вальца, вышедшее в 1928 году.

Взяв в руки перо, Карл Федорович, сталкивается с чуждой ему литературной работой, и называет причины, которые подвигли его на это. Не торопясь и не спеша, с незатейливым, но своеобразным юмором, он добродушно пишет обо всем, «что видел и слышал на своем веку».

Книга начинается с воспоминаний детства. Очень уважительно и совсем немного Карл Федорович рассказал о семье и об учебе за границей. Из детства в памяти четко осталась та Москва, которую запомнил одиннадцатилетний мальчуган:

«Улицы были грязные. Уличное освещение было очень плохое. Нынешних извозчиков тогда не существовало. Самым распространенным экипажем была гитара, т.е. экипаж, имевший форму музыкального инструмента, на котором мужчины ездили верхом, а дамы боком. 

Театральная площадь имела совсем другой вид. Не было ни Нового театра, ни гостиницы Метрополь, ни Континенталя, а на их месте красовались здания, по своей архитектуре схожие с Малым театром. Не было даже никакого сквера, так что зимней ночью площадь являла собою подобие сплошной пустыни».

Став в 1869-м году, после смерти отца, главным машинистом Большого театра, Карл Федорович всецело был поглощен своей профессией. Многие спектакли ставились при активном участии Вальца.

Одно из ярких воспоминаний относится к 1877 году, тогда Вальц принимал участие в оформлении первой московской постановки балета Петра Ильича Чайковского «Лебединое озеро». Хореография (В. Рейзингера) оказалась малоудачной, спектакль недолго продержался в репертуаре Большого театра, однако сценография балета заслуживала внимания. Вальц являлся автором декораций второго и четвертого актов, представлявших «гористое местоположение», он же исполнил сценические машины, а также отвечал за свет, игравший в спектакле важную роль. 

В списке декораций к «Лебединому озеру» указывается, что действие второго акта происходит при свете луны, а в финале рассеявшиеся тучи открывают «великолепный ландшафт при сильном освещении». Как писал Вальц: «после грозы для апофеоза наступала заря, и деревья под занавес освещались первыми лучами восходящего солнца». 

По свидетельству Карла Федоровича, сам композитор П.И. Чайковский принимал участие в обсуждении декорационного оформления спектакля, особенно финального акта, где в сцене грозы «по настоянию Чайковского был устроен настоящий вихрь: ветки и сучья деревьев ломались, падали в воду и уносились волнами». Эта картина «удавалась очень эффектно и занимала Петра Ильича».

Интересны и другие эпизоды воспоминаний Вальца об операх Антона Григорьевича Рубинштейна «Демон», Григория Андреевича Лишина «Граф Нулин», Петра Ильича Чайковского «Евгений Онегин»,«Опричник» и др.

В книге автор дал краткую характеристикумосковским труппам 60-70-х, 80-90-х годов:оперной, драматической, балетной; а также артистам, дирижерам, балетмейстерам режиссерам этих сцен. В мемуарах Вальц указывал в чем состояли способности того или иного театрального деятеля, его недостатки, человеческие качества, увлечения.

Забавны и интересны некоторые эпизоды воспоминаний Карла Федоровича об актерах: «Артист Сергей Васильевич Шумский славился по всей России своей игрой, так и умением одеваться для сцены. Московские щеголи ходили в театр смотреть Шумского, чтобы научиться у него носить тот или иной костюм».

«Любовь Павловна Никулина-Косицкая. Это была несравненная Офелия и Дездемона. Тонкая, глубокая артистка – она отделывала свою роль до мельчайших подробностей». 

«Александр Павлович Ленский часто заходил в Большой театр проведать друзей и посмотреть, что делается на сцене. Как-то раз он зашел вместе с Михаилом Провычем Садовским во время представления балета «Фауст». Увидав за кулисами артистов балета, дожидавшихся своего выхода в «Вальпургиевой ночи», Ленский и Садовский решили выступить вместе с ними. Упросив костюмера дать им, соответствующие костюмы и наскоро переодевшись, оба артиста приняли участие в общем галопе ведьм и чертей. Эта удавшаяся школьная шалость привела их в восторг и развеселила на долгое время».

Карл Федорович рассказывал, как однажды сам взялся за сочинение балетных либретто на основе сказочных сюжетов. Он, таким образом, пытался воспрепятствовать угасанию интереса публики к балету, постарался исправить положение в Большом театре доступными ему средствами. В 1871 году по его сценарию в Большом театре поставили спектакль «Волшебный башмачок, или Сандрильона», а в 1873-м – «Кащей Бессмертный» (оба в хореографии В. Рейзингера). 

Вальц вспоминал о салонах Бегичевых и Араповых – местах, где собирались люди театрального круга. Автор объяснял, почему в салонах был разный круг посетителей и почему многие предпочитали бывать у Бегичева. 

Владимир Петрович Бегичев в то время был известен всей Москве – литератор, автор многих пьес, любитель и знаток театрального искусства, друг писателей, музыкантов и художников. В его квартире постоянно собиралась куча знаменитостей. 

У Бегичева Вальц встречал Ивана Сергеевича Тургенева, Александра Сергеевича Даргомыжского, Александра Николаевича Серова, Александра Николаевича Островского, Петра Ильича Чайковского и многих других. На квартире у Бегичева собирались и первые заседания и совещания по поводу новых постановок. На этих заседаниях присутствовали все лица, возглавляющие самостоятельные отделы монтировочной части. Там рассматривались макеты декораций. Там же обычно проигрывалась музыка новых опер и балетов.

Карл Федорович писал, что в 1873 году, когда задумали ставить в Большом театре сказку Островского «Снегурочку» для бенефиса Живокини, все заседания в присутствии автора собирались у Бегичева. Относительно музыки Чайковского, написанной специально для «Снегурочки», Александр Николаевич Островский неоднократно выражал мнение, что музыка эта, несмотря на свою прелесть, к ней не подходит, ибо не выражает сущности его сказки.

При активном участии Вальца «Снегурочка» была поставлена на сцене Художественного театра у Станиславского. Автор подробно, ярко и живо вспоминал об этом спектакле, который имел оглушительный успех. Оказывается, что были большие неудобства, связанные со сменой декораций: «сцена была крохотная, а подмостки для пролога приходилось городить очень сложные и большие, усугублялось все еще тем, что в антракте приходилось выносить разобранные мосты и части декораций прямо на двор за неимением места».

Вальц не раз принимал участие в жизни частных театров Москвы, а также провинции. К сотрудничеству его приглашали: Сад Эрмитаж и Новый театр Михаила Валентиновича Лентовского, театр Корша, при Николае Григорьевиче Рубинштейне приходилось работать в консерватории по устройству экзаменационных спектаклей, театр Солодовникова, театр Елизаветы Николаевны Горевой, в Благородном собрании в устройстве всевозможных благотворительных вечеров и базаров. 

В Тифлисе и Одесском городском театре пришлось принять участие в сооружении и оборудовании сцены, в Варшаве в устройстве системы вентиляции сцены, там же написал несколько декораций для новых постановок, в Киеве в качестве декоратора.

В таких выступлениях на стороне поручаемые задания удавались, они расширяли круг театральных знакомств Карла Федоровича, упрочняя профессиональную репутацию. 

За время работы Карла Федоровича руководство театрами менялось несколько раз. В своих мемуарах Вальц писал и о руководителях театра, проводимых реформах, а так же о некоторых недостатках в руководстве и организации.

Восемь сезонов сопровождал Карл Федорович Вальц в качестве приглашенного декоратора выступления «Русских сезонов» Сергея Павловича Дягилева по многим сценам Европы, участвуя в успехах театрального искусства.

В конце книги автор пишет о «новом» поколении, превосходящем поколение старых профессионалов, постепенно оттесняя «стариков» на задний план. Этот процесс живо показан в мемуарах: одни ропщут, протестуют и подают в отставку, другие – и Вальц в том числе, добровольно уступают дорогу молодым.

Книга Вальца написана просто и искренне. Она будет интересна не только театроведам или историкам, но и простому читателю, который любит театр и увлекается театральным прошлым.

Стрелинская С.Н.